Женский клуб

"Мудрая жена устроит дом свой..." Пр 14.1

Мудрость в
том, чтобы прийти к людям.

Опубликован от Ольга Фефелова, 4 месяца назад, 0 Комментариев

В феврале нашу церковь посетила замечательная семья: муж по сердцу Бога Андрей Александрович Дириенко с супругой Яной. Андрей Александрович — епископ, заместитель председателя Российского Объединенного Союза христиан веры евангельской пятидесятников по Центральному федеральному округу, член экспертного Совета при Полномочном представителе Президента РФ в Центральном федеральном округе, старший пастор церкви христиан веры евангельской «Церковь Божья» г. Ярославля. При всей своей занятости Андрей Александрович замечательно справляется со своей главной задачей — воспитанием детей. У Андрея Александровича и его супруги Яны растут четыре красавицы – дочки.

Андрей Александрович, Вы верующий в пятом поколении. Расскажите, в каком возрасте Вы пришли к Богу осознанно?

Я пришел к Богу осознанно, когда мне было девять лет — в 1979-м году. Был крещен Духом Святым. В те времена водное крещение преподавали только совершеннолетним. Оправдывали это Библией. Иисус принимал крещение взрослым человеком. Но крещение Духом Святым и спасение было доступно всем. Поэтому с 1979-го года считаю периодом моей осознанной веры, посвящение Богу.

Вы представляли себе, что будете пастором?

Нет, не представлял. Но Богу служить всегда любил. Я прошел все служения в церкви, которые только существовали. Был в служении, когда зал готовили, мыли, убирали, стулья расставляли. Потом служил детям, подросткам, молодёжи, был музыкантом, готовил праздники. Был в служении вспоможения: помогал пожилым людям, огороды их перекапывал. Работал в садах, помогал собирать вишню, картофель копал. Мой папа вдохновлял меня заниматься всем, поэтому я прошел все служения, какие только существуют. Я тогда не знал, что Бог готовит меня к пасторскому служению. Мне нравилось служить Богу. Думаю, я тогда познал вкус служения. Может быть, физически я уставал, но внутренне это приносило невероятную радость. Как Библия говорит: «Скорбь и теснота всякой душе человека, делающего злое,… напротив, слава и честь, и мир всякому, делающему доброе…» (Рим.2:9-10).В подростковом возрасте я познал, как это здорово — служить Богу.

Кто были вашими наставниками?

В разные периоды времени были разные наставники. Когда я был совсем маленьким, мой отец очень любил помогать служителям, которые были «пионерами» в нашей стране. Тем, которые прошли самые сложные периоды — сталинские, послереволюционные. Я помню этих людей, потому что большинство из них очень большую цену заплатили за свою веру, за свои убеждения. Они уже были очень старенькие. Мы заботились о них, бытовые проблемы решали. Помогая им, ты получал массу мудростей, какого-то опыта. Я хорошо помню эту категорию служителей, которые в семидесятых отошли к Господу. Потом было следующее поколение — девяностые годы, начало 2000-го года. Это были люди в преклонном возрасте, которые за свою христианскую жизнь тоже заплатили большую цену. Многие из них не имели такого образования, как мы сейчас имеем — теологические институты, степени научные. Они простыми были людьми, но очень посвященными Богу. Их вера была их жизнь. Верю, что мы наслаждаемся их плодами, молитвами, их служениями. Просто вошли в их труд. То, что сегодня в нашей жизни, в служении — во многом их заслуга. То, что они оказались верными, молились об этом времени. Когда пришла перестройка, появилась возможность учиться. Мы учились, приобретали знания, но все эти знания наложили на тот опыт, который Бог подарил через этих служителей, за что я очень благодарен Богу. Многие из тех, кто меня учил, прошли ГУЛАГ, часто в глаза смерти смотрели. Был дедушка Илья, он был служителем. Его арестовали за веру и отвезли в Воркуту. Он рассказывал, что из всего железнодорожного состава, который привезли в лагерь, вернулось только два человека: он и его друг. У всех остальных жизнь оборвалась там. Это был очень тяжелый, непростой период в их жизни. Другие рассказывали, как им присуждали высшую меру наказания, потом заменяли на 25 лет колонии. У Бога свои планы были. Когда Сталин умер, их всех реабилитировали, и они были отпущены. Они отличались от нас, были немножко грубоватые. Поколению наших отцов, дедушек, прадедушек досталось тяжелая судьба: революция, гражданская война, Великая Отечественная война. Трудно говорить о какой-то легкой жизни. Это было непростое время. Многие наши родители потеряли отцов из-за войны и жили совершенно в других условиях. Мы не пытаемся судить сейчас с точки зрения нашего времени, когда мы и наши дети получают сполна внимания, любви. То, насколько они знали, насколько им было понятна истина, они её держались. Держались искренно и верно, за что им, конечно же, спасибо.

Были переломные моменты, которые повлияли на вас? С каких людей Вам хотелось бы брать пример?

Я всегда подразделял проповедников на две категории: одни могут жути нагнать, страху напустить, другие проповедники вдохновляют. На меня те, кто жути напускали, немного повлияли, моего сердца касались те, кто меня вдохновлял. Встречая таких людей, мне хотелось быть на них похожим. У меня пришло желание служить Богу, следовать за Богом.

Андрей Александрович, что является самой трудной частью служения лично для вас?

Я не спрашиваю свою плоть, как Библия говорит: «Я не стал тогда же советоваться с плотью и кровью» (Гал.1:16), что мне нравится, не нравится, я знаю такое слово — надо. Это мои убеждения. Если я понимаю, что надо, значит, включаюсь и делаю. Я встречал людей, которые делают только то, что их вдохновляет, мне это немножко странно. Потому что всё моё время не для того, чтобы меня что-то вдохновляло, а потому что это надо сделать для Бога, чтобы Его воля исполнялась, ради вечности. Для меня это всегда хороший сильный мотив, а всё остальное —это прилагательные вещи.

Что движет вами, что мотивирует?

Могу искренне сказать, что большинство вещей, к которым стремился, яполучил в моих отношениях с Богом. Увидел это как цель и стремился к этой цели. Не всегда все вокруг понимали это. Когда мечта становится целью, ты начинаешь какие-то шаги делать в этом направлении, какие-то временные моменты начинаешь расписывать и стремиться к этому. Я верю, что не только через личные откровения Бог может давать видение, но и также, когда общаешься с другими верующими людьми. Есть много мудрости в этом. Учишься у Бога, учишься у ближних, и поэтому многим вещам я научился у моих друзей. Что-то они берут у меня, что-то ты берёшь у них, и это нормально. Не обязательно велосипед изобретать. Если Бог кому-то что-то дал, и ты видишь, что это работает, приносит плод, почему бы не взять это и не использовать. Гордые люди говорят: «Нет — нет, я только от Бога получаю». Давайте будем честными. Мы читаем Библию, берём что-то у Павла, Петра, что-то у Иоанна, Марка, Луки и Матфея. Также и в нашей жизни. Есть вещи, которые, как апостол Павел говорит: «Ибо я от Самого Господа принял» (1Кор.11:23). А есть вещи, которые у Васи, Димы, у Петра взял, поэтому и то, и другое в жизни полезно.

Ваша церковь имеет не одно уже собственное здание. Скажите, как покупка зданий повлияла на людей: объединила их или наоборот? С какими сложностями столкнулись при приобретении зданий?

Сегодня у нас два здания церкви в городе. Это большое благословение. Я знаю, что это не предел. Мечта моего сердца, чтобы в каждом районе было здание церкви. Город растёт, увеличивается транспорт, появляются пробки, люди больше и больше тратят время на дорогу. Мудрость в том, чтобы прийти к людям. Я всегда ставлю в пример православную церковь, говорю: «Посмотрите, они всегда строили храмы в каждом районе, в каждой деревне». Это вообще историческая христианская мудрость — прийти к людям. Не люди к нам шли, а нам прийти к людям. Я вижу, как у нас много возможностей появилось. Служение очень сильно расширяется, и люди это ценят. Когда мы были в процессе, чтобы приобрести здание, очень сильно напрягались. Когда здание приобрели, делали ремонт, я думал, что, если мы сейчас там проведём служения, людей это вдохновит, и они укрепятся. А произошло немножко наоборот. Люди вошли в здание и сказали: «У нас здание есть, можно отдохнуть, выдохнуть». Но все равно это радостно. Люди видят, то, к чему стремились, мы этого достигли. Когда женщина рожает, не мудро спрашивать у нее, сколько ещё детей у неё будет, надо немножко подождать, и потом, когда ребёнок подрастёт, станет общительным, начнет улыбаться, в этот момент хорошее время сказать: «Ну, что милая, не будем останавливаться, видишь, какие хорошие дети получаются». Я думаю, что у служителей должна быть мудрость, дать людям немножко отдохнуть, потом вдохновлять. Когда они ощутят прелесть того, что есть дом Божий, тебя не выгоняют через 10 минут после служения, не говорят, освободите, у нас тут следующие мероприятия. Люди видят общение, видят, что дети занимаются какими-то направлениями, им нравится. Я думаю «всему должно быть свое время под солнцем», как сказал Соломон.

Андрей Александрович, чтобы вы могли пожелать членам нашей церкви?

Я, увидев ваше здание, очень восхитился, потому что гораздо проще на вторичном рынке приобрести помещение, его немножко обновить, потому что само строительство —это невероятно долгий процесс. Кажется, что можно построить, учитывая всю специфику, но это обольщение, потому что участок земли может быть ограничен обстоятельствами, положением других зданий. Здание, которое вы приобретаете, общественное, приспособлено к большому скоплению людей, учтены пожарный выход, парковка, расположение лестниц, выхода, есть коммуникации, которые невероятно дорого подвести на новое место. Это намного упростит и ускорит сам процесс, чтобы здание могло быть использовано для Божьего дела. С моей точки зрения —это алмаз, в котором нужно немного обработать грани, и будет удивительный бриллиант—это сокровище. Само расположение мне понравилось: дорога, трамвай рядом, очень удобное место. Состояние, в котором находится здание, позволяет проводить там служение, экономит массу средств на аренду.
По мирским понятиям вам очень повезло. По духовным, вас Бог очень благословил, поэтому хочется, чтобы люди ценили это и осознали, что это такая Божья благодать. Мы живём в уникальное время. Наши отцы жили во время, когда рушили храмы, а мы живём во время, когда они строятся, и это счастье. Проведя параллель с израильским народом, когда они строили храм, дом Божий, их нация была на подъеме, влияла на мировой уровень. Когда дом Божий в Израиле был в запустении, наступало духовное рабство— рабство греха, падение морали, время кризисов, разных тупиков. Поэтому я рад, что у вас есть такое хорошее начало.
Верю, что когда я приеду в следующий раз, мы сможем наслаждаться обновлённым зданием. Многие люди придут в это здание и будут затронуты любовью Божьей, Евангелием. Пусть это здание по-настоящему будет домом Божьим.

Если вам понравилась статья, вы можете добавить её на вашу стену в соц. сеть

v Q t f

Об авторе Ольга Фефелова