Женский клуб

"Мудрая жена устроит дом свой..." Пр 14.1

Мы счастливы!

Опубликован от Светлана Ильина, 1 год назад, 0 Комментариев

«Самый верный путь к счастью не в желании быть счастливым,

а в том, чтобы делать счастливыми других».  Доктор Гааз

 

Три или четыре года назад к нам из Москвы приезжал пастор Маттс-Ола Исхоел, имеющий четырех усыновленных детей, и проповедовал на лидерском собрании о том, что каждая христианская семья может усыновить хотя бы одного ребенка, чтобы в любящей и знающей Бога семье иметь возможность подарить ему полноценную жизнь не только социальную, но и во Христе.  Это слово меня сильно коснулось, я почувствовал, что хочу и могу это сделать. После собрания я думал рассказать об этом жене. Но, когда ехал домой, пришли сомнения: а может это не нам, не сейчас, не то время, может, это кому-то другому.  Приехав домой, я ничего не сказал жене. Постепенно слово начало угасать во мне и через некоторое время я про это забыл.

Примерно через год мы запланировали второго ребенка, нам хотелось иметь девочку. В это время мы расширили жилплощадь, но забеременеть у нас так и не получалось. Мы поехали в Израиль в надежде, что это произойдет там, на Святой Земле. Но по возвращении домой поняли, что ничего не изменилось. Однажды я вернулся с работы, и жена сказала мне: «Сядь, я хочу поговорить с тобой. Давай усыновим ребенка». Я согласился. Супруга удивилась, что я так просто на это отреагировал. А мне вспомнились все мои переживания, что я чувствовал, когда слушал пастора Маттс-Олу. Я рассказал ей об этом. Жена спросила, почему я сразу ей ничего не сказал. Оказалось, что и она получила в сердце такое же слово и тоже не знала, как сказать мне об этом. Мы приняли решение взять ребенка — девочку. Так оно и получилось. Если в двух словах сказать, то родить, конечно, проще, потому что нам пришлось собрать много бумаг, пройти всякие инстанции, бюрократию.  Но на сегодняшний день мы понимаем, что все это того стоило, это Богу угодно, и Он сопровождал нас и во всем помог.

Когда мы пошли подавать документы на ребенка, нас спрашивали о том, кого мы хотим. И когда слышали, что мы хотим девочку, маленькую, здоровую, говорили, что это, вообще, не реально, и предлагали рассмотреть другие варианты. Они объясняли, что маленьких девочек нет и, тем более, здоровых, что здоровых детей, вообще, нет! А маленьких девочек разбирают в первую очередь. Оказывается, что на новорожденных есть отдельная очередь и, притом, для бездетных семей. А у нас есть сын, и сейчас ему уже 11 лет, так что шансов у нас почти не было. Но мы верили, и я знаю почерк Бога, по крайней мере, как в нашей жизни происходит. Он делает возможным то, о чем все говорят, что это невозможно. Мы начали поститься до решения вопроса — на овощном посту 25 дней и 11 дней на воде. Все двери были закрыты. Казалось, что ничего не получится. Приходили мысли о том, правильно ли мы делаем. Я спрашивал Бога, что происходит, ведь это от Тебя слово? Это не наше желание, Твое желание, и мы следуем ему. В этот же день нам позвонил брат и сказал, что может помочь. Господь соединил нас в этой работе, и все состоялось.

Сегодня к нам обращаются неверующие люди. Недавно мужчина из соседнего дома спросил о том, сможем ли мы их проконсультировать по вопросу усыновления. Я ответил, что они могут прийти в любое время, мы с удовольствием обо всем расскажем.  Интересно, что Господь превратил эту ситуацию в возможность евангелизировать, в мостик для общения с людьми. Многие, даже наши знакомые, узнав, что у нас появилась дочка, смущаются и стесняются спросить, понимая, что мы удочерили ее. Я им говорю: «Спрашивай, я же вижу, что хочешь спросить». И люди в конфузе: «А вы удочерили?» И следующий вопрос: «Зачем? А почему? Как вы пришли к этой мысли»? И после этих вопросов очень удобно говорить о Христе, потому что это становится естественным — мы делаем это для Бога. Не просто говорим, что мы любим Его, что мы молимся, а показываем делами. И нет человека, который бы сказал, что это плохо или неправильно. Окружающие нас люди понимают, что это жертва, как они говорят — «благородное дело». Мы можем показывать любовь Бога через такие поступки. Хотя мы сейчас только это увидели. Это не было ни мотивом, ни направлением. Но Господь наше решение  использовал для своей Славы.  Здесь нет никаких вопросов конфессиональных, теологических, потому что добрые дела для всех очевидны и понятны. Вопрос в другом. Слово говорит: «Покажи мне веру без дел твоих, а я покажу тебе веру из дел моих». В этой ситуации никто не спорит: правильно ты веришь или неправильно, потому что очевидно, что и ребенку хорошо, и мы счастливы. И я верю, что люди начинают об этом размышлять. Еще одна семья из нашего коттеджного поселка, неверующие, рассказали о том, что они хотели усыновить ребенка. У них долго не было детей. И хотя сейчас у них есть ребенок, но мысль об усыновлении осталась. Господь дает нам тех людей, которым это нужно.

Сейчас действует очень много программ по опекунству, семейным детским домам. За это платят деньги, по достижении 18-и лет ребенка должны обеспечить квартирой…  и нам несколько человек сказали: «Зачем вы усыновляете? Пусть у вас живет, а вы будете деньги получать на содержание, это же благословение и квартира потом». Мы сразу и однозначно решили, что будем только усыновлять. И сомнений не было, ведь Иисус нас не в опеку взял. Он нас усыновил. Мы думали, что если мы возьмем в опеку, то, когда ребенок вырастет и будет спрашивать, почему у него фамилия другая, отчество другое, что мы ему скажем?  А мы хотим, чтобы это был полноценный член нашей семьи, без каких–то оговорок и поправок. Я верю, если Бог даёт ребёнка, это всегда благословение, и Он всегда даст обеспечение. У нас не было в этом плане сомнений.

Я думаю, что, когда ребенок под опекой, может рождаться мысль о том, что его всегда можно вернуть назад, что это не твоё. В случае усыновления, это юридически полностью твой ребенок. И тут уже никаких мыслей об этом быть не может. Но, к сожалению, такие случаи встречаются. И можно сказать, что для ребёнка это смерти подобно. После второго отторжения жизнь человека будет очень сложной. Дух отверженности — это самый опасный дух, который может быть в жизни человека.

И еще. Когда мы решили взять ребенка, переживали о том, как наш сын будет реагировать на это. Мы оказываем ему сейчас еще больше внимания, чтобы он не почувствовал себя ущемлённым. Его реакция нас удивила. Он отнёсся ко всему очень по-взрослому. Сын заботится о малышке, помогает нам во всём, и у него нет никакой ревности. Правда, Господь подготовил всех к этому. И сегодня я через сына получаю очень много откровений.

Когда я был в Индии в краткосрочной миссионерской поездке, то получил интересное откровение, что у жизни с Богом есть много определений: счастливая, другая, новая. Жить с Богом можно как угодно, но скучно с Ним точно не бывает. Никогда не знаешь, что тебе в жизни уготовано.

В Индии, когда мы были в Доме Матери Терезы, меня поразил тот факт, что туда приезжают волонтеры со всего мира, и не всегда это верующие люди.  Многие из них говорят, что просто хотели помочь. Я верю, что это работа Духа Святого. У меня даже сомнений в этом нет, потому что человек по своей природе не способен на такие вещи. Возможно, принося такую жертву, помогая другим, эти люди придут к своему спасению.

 

Сергей Сальнаск

Если вам понравилась статья, вы можете добавить её на вашу стену в соц. сеть

v Q t f