Женский клуб

"Мудрая жена устроит дом свой..." Пр 14.1

Не говори: «Нет любви»

Опубликован от Светлана Ильина, 4 года назад, 0 Комментариев

Часть 4
Когда попадаешь в безысходность — либо начинаешь просто тупить, либо, наоборот, мозги начинают работать как компьютер. У меня происходит второе. Я вдруг трезво оценила ситуацию: 1. Я беременна, это важнее всего! 2. Юрка уехал в Лондон или куда-то, и я одна. 3. Почему? Ведь он не мог, вот так, молча, сорваться и сбежать, не объяснив, что и как. Он эмоционален и с чувством собственного достоинства. А значит… что-то тут не так. 4. Что буду делать я? Именно здесь я и начинала тупить…, что будет дальше, я не знала. Совсем. Не было печали, что меня бросили, кинули, обманули. Я чувствовала, что Юра любит меня, что присутствует какое-то постороннее вмешательство. Не мог человек, который дышать без меня не мог, вдруг кинуть меня и скрыться. Но я думала не о том. Я думала о главном — что будет со мной и ребенком. С этого момента, когда мою судьбу захотела решить мама, все круто поменялось. Через день, как я попала в больницу и оклемалась, пришла моя мама и началось…
— Здравствуй, доченька! Как ты, родная моя девочка? — начала с причитаний мамуля.
— Нормально, мам. Я хорошо себя чувствую. Врач сказал, что в таком положении, в стрессовой ситуации, это нормально.
— В таком положении… Ты хоть понимаешь, что ты натворила? В общем, так: отец пока ничего не знает, я ему сказала, что у тебя анемия сильная, сезонное, с кем не бывает. Сделаем потихоньку аборт и через недельку в…
— Нет! — резко перебила я маму. — Нет! Я не буду делать аборт, папе можешь говорить правду. Все! Я больше не хочу слушать твой бред! Уходи, мама! Уходи! — уже орала я и билась в истерике. Прибежали медсестры, врач. Вывели маму и опять укол успокоительного. И я вырубилась. Маме объяснили, что сейчас со мной разговаривать нельзя. У меня нервный срыв и серьезный, потому как я еще не осознаю всю серьезность своего положения.
Прошла неделя. Я приходила в себя. Ждала, ждала звонка от Юрки, но никто не звонил. Зато пришел папа.
— Привет, доча! — он поцеловал меня и присел на стул. — Как ты? Что это ты расклеилась?
— Пап, мама тебе ничего не говорила? — начала я бесстрашно.
— О чем? — спросил отец, не понимая.
— Я беременна. А тот, от кого я беременна, как-то вдруг уехал. Причем, не зная об этом. Мне многое не понятно, не поможешь разобраться? — Он слушал меня, и, по выражению его лица, я понимала, в какой шок я его ввергла.
— Ты нормально себя чувствуешь? — хрипло и тихо спросил отец. — Кто беременный? Моя девочка? Что вообще происходит?
— Да, папа, я — беременна! — твердо повторила я пересохшими губами. И заплакала, слезы залили мне все лицо и шею, но не останавливались. Отец, молча, встал и вышел из палаты. Все. Тишина. Она была такой громкой. Мне казалось, что это дурной сон. Что я сейчас проснусь, и все закончится. Придет мой Юрка и заберет меня, прижмет к себе и никуда не отпустит. Что же это? Где он? Кто я? Ребенок… Я никогда не сделаю аборт. Это наш плод. Плод нашей любви… Господи, почему это происходит со мной? Господи, прости! Помоги мне!!! — заорала я. Слышит ли Он меня? Вдруг подумалось мне. Я уснула. Проснулась я внезапно. Снов не видела. Но проснулась бодрой. Чувствовала я себя как никогда — прекрасно. Пришел врач. Он начал издалека:
— Кристина, как ты себя чувствуешь? Анализы у тебя прекрасные. Мы можем с тобой планировать дальнейшее пребывание в больнице, — улыбаясь, сказал Олег Евгеньевич.
— Не надо ничего планировать, Олег Евгеньевич. Я сегодня ухожу из больницы — четко сказала я. — А …погодите, мама мне сказала… — Олег Евгеньевич, у меня анализы хорошие? Хорошие. О чем речь? Готовьте меня на выписку. Все равно уйду.
И вот я вышла на улицу. Вдохнула свежего воздуха. Заглянула в сумку. Деньги есть, телефон, все при мне. Пора действовать! И я поехала к родителям Юрки.

Продолжение следует…

Анна Павлова

Если вам понравилась статья, вы можете добавить её на вашу стену в соц. сеть

v Q t f