Женский клуб

"Мудрая жена устроит дом свой..." Пр 14.1

Психолог из концлагеря

Опубликован от Светлана Ильина, 2 года назад, 0 Комментариев

Он был уверен, что нужно искать не отклонения и неврозы, а смысл. Так он стал лечить словом, заложив основы современной психотерапии. Он помогал искать смысл сначала больным в клиниках, потом узникам нацистских концлагерей. Это дало возможность выжить в Холокосте и ему самому, и тысячам других. И по сей день его метод меняет жизни миллионов людей по всему миру.

 

В судьбе знаменитого психиатра Виктора Франкла, как в зеркале, отразилась судьба всего европейского еврейства XX века. Он родился в начале века в Вене — респектабельной, наполненной культурой, бурлящей новыми веяниями столице. Родители были гражданскими служащими, семья ни в чем не нуждалась. Виктор Эмиль Франкл был счастлив. Еще и потому, что с самого детства, кажется, знал, зачем пришел в этот мир. Как-то учитель в гимназии, куда ходил Франкл, решил поразить учеников оригинальностью суждения. «Жизнь — это всего лишь химический процесс», — заявил он. «Но как же тогда смысл?» — воскликнул маленький Виктор. Этот вопрос и стал для него самым главным, спас его от смерти в концлагерях, сделал его одним из самых известных психиатров двадцатого века. «Будучи молодым человеком, я прошел через ад отчаяния, преодолевая очевидную бессмысленность жизни, через крайний нигилизм, — вспоминал позже Франкл. — Со временем я сумел выработать у себя иммунитет против нигилизма. Таким образом, я создал логотерапию». Здесь «лого» от «логос» — слово. В противовес старшим коллегам, Франкл отказывался верить в то, что вылечить душевные хвори человека можно только медикаментозным путем. Франкл был уверен, что лечить душу можно только словом (именно такой и стала впоследствии психотерапия). Ему было всего 23 года, он учился в Венском университете, изучал депрессию и суицид и создал Центр консультирования молодежи с целью помочь студентам найти смысл жизни. Он принимал пациентов, много писал. В 25 лет получил докторскую степень и возможность работать в Нейропсихиатрической университетской клинике. В эти активные молодые годы Франкл успел сформулировать все основные принципы психотерапии, на которые потом опирался всю жизнь и без которых невозможно себе представить психотерапию сегодня. В 1938 году история предложила ему новое, страшное испытание его идей. Австрия вступила в союз с нацистской Германией. Для венского еврейства наступили страшные времена. Поначалу благополучные, состоятельные, образованные евреи Вены даже не думали волноваться: они были предельно уверены в завтрашнем дне, многие из них и вовсе позабыли о собственном еврействе, чувствовали себя настоящими венцами, обожали свой город и страну. Вскоре еврею Франклу запретили лечить пациентов арийского происхождения. Но он открыл частную практику, а потом возглавил неврологическое отделение Ротшильдской еврейской больницы. И снова спасал. На этот раз не от суицида, а от концлагерей. Через него проходили сотни душевнобольных, которым он ставил диагноз «здоров»: нацисты уничтожали психически больных людей, считая их «порченым» материалом. Какое-то время Франклу везло. Когда за ним пришли первый раз, гестаповец, оформлявший документы, оказался его бывшим пациентом. Франкл остался в Вене. И в 1941 году женился на медсестре Тилли Гроссер. Это была настоящая еврейская свадьба. Последняя, которую видела Вена на долгие годы вперед. Второй шанс спастись появился у Франкла, когда американский университет предложил ему место и визу: в Штатах понимали ценность доктора Франкла. Но выехать могли только он и его жена. Пожилых родителей пришлось бы оставить в Вене. Он не смог их предать. В 1942 году Франклов арестовали. Всех: родителей, брата, беременную жену и самого доктора Франкла — отправили в Терезиенштадт. Втайне от руководства лагеря Франкл и доктор Карл Флейшман создают подпольную психологическую службу. Они помогают заключенным не отчаиваться в этом аду. Они не позволяют им потерять смысл. Знаменитому психиатру было для чего жить: он не просто спасал, он сочинял книгу, которую обязательно должен был опубликовать, когда все закончится. Он писал ее в уме, повторяя главы одну за другой изо дня в день. «Нет такой ситуации, в которой нам не была бы предоставлена жизнью возможность найти смысл, и нет такого человека, для которого жизнь не держала бы наготове какое-нибудь дело, — в это невозможно поверить, но эти строки Франкл формулировал посреди ада Аушвица. — Возможность осуществить смысл всегда уникальна, и человек, который может ее реализовать, всегда неповторим». Он наблюдал за заключенными и мучителями. Он словно оказался внутри большого психологического эксперимента. И именно эта позиция наблюдателя помогала ему выживать и спасать других. Когда все закончилось, он назвал свою книгу «Сказать жизни «Да»: Психолог в концлагере». Все эти годы в лагерях он думал о том, что расскажет миру о случившемся. Он верил, что тогда мир изменится, мир спасется. Он прошел четыре концлагеря, включая самые страшные — Освенцим и Дахау. Его жена погибла в Берген-Берзене. Отец и мать — в Аушвице. Из всей семьи выжили только он и его сестра, которая не захотела после окончания войны оставаться в Европе, не смогла ее простить. Она уехала в Австралию, а вот Франкл вернулся в Вену. Он возглавил Венскую неврологическую клинику, писал, лечил, читал лекции. Книга сделала его знаменитым, хоть и не изменила мир. Ее переведут на 30 языков, а сам доктор Франкл дважды совершит кругосветное путешествие, читая лекции по приглашению ведущих университетов разных стран. В 1947 году он снова женился. И снова всех поразил. Это опять была медсестра, ее звали Элеонора, и она была католичкой. Ни для него, ни для нее это не стало проблемой. Он бывал в синагоге, она — в католических храмах, зачастую ходили вместе и туда, и туда. …Он умер 2 сентября 1997 года. Ему было 92, и его смерть прошла незамеченной: в те дни пресса была слишком увлечена обстоятельствами гибели принцессы Дианы. Но и это тоже не заставило бы его разочароваться в человечестве. Он слишком много понял о человеке, чтобы на него обижаться. И, как ни удивительно, не перестал его любить.

 

Алина Ребель

Журнал «Зов Сиона»

 

Если вам понравилась статья, вы можете добавить её на вашу стену в соц. сеть

v Q t f