Женский клуб

"Мудрая жена устроит дом свой..." Пр 14.1

Вернись…

Опубликован от Светлана Ильина, 1 год назад, 0 Комментариев

Она стояла и смотрела на спящего пьяного мужа. Пока она была на работе, все было по старому сценарию: похмелье и последствия.

Ей уже пятьдесят пять, ему шестьдесят. Из нажитого за тридцать лет — лишь двухкомнатная «хрущевка» и море слез, высохшее от безразличия, которое выработалось как иммунитет к пьянству мужа, его отсутствия в ее жизни и одиночества… Какое счастье, что в ее жизни был Бог! Только Ему она молилась и открывалась, только у Него она просила спасения для мужа.

Но почему-то не слышала или не понимала, что от нее хочет Создатель.

Так бывает — мы не всегда слышим то, что нам говорят.

 

Они познакомились на фабрике. Он был мастером, она пришла ученицей. Впервые увидев ее, подумал, что она очень смешная. Ей было двадцать пять. Она закончила институт, но пошла работать на фабрику, т.к. семья у них была большая, надо было помогать маме. Отец погиб, когда ей было двенадцать. Они остались вшестером. Елена была старшей, потом младшие брат и сестра, двойняшки, и малыши погодки, братишки. После похорон ее вдруг потянуло в храм. И там она встретилась с батюшкой, который рассказал ей о том, что сердце, даже когда в скорби, может успокоить только Бог! После этой встречи ее интерес к вере только усиливался. Однажды на рынке она услышала проповедь Евангелия и подошла к этим людям. С тех пор девушка никогда не расставалась с Богом.

Получив высшее образование финансиста, Елена отказалась ехать по распределению, а пошла ученицей на фабрику.

Его звали Федор. Он был младший в семье, и отношение к нему было, мягко говоря, отрешенное. Все были сосредоточены на старшем сыне Эдуарде. Он шел по партийной лестнице вверх, и в доме только и обсуждались дела Эдика.

Он не торопился с женитьбой, с детьми, был занят собой и своей карьерой. А Федор жил как бы параллельно — «серой мышкой» в тени брата. Он так свыкся с этой малозначимой ролью, что лишний раз и не выходил к ужину, ссылаясь на занятость, и принимал пищу у себя в комнате. Мать он страшно раздражал, она его называла гадким утенком, белой вороной и еще какими-то прозвищами пернатых, подчеркивая то, как Федя отличался от них. Он не обижался на мать, хотя это было очень больно слышать.

Однажды в обеденный перерыв Федор все-таки осмелился и подошел к Елене. Он взял поднос и присел за ее стол. Елена, улыбнувшись, позволила ему сесть. За обедом они разговорились. Вечером пошли в кино.

Поженились они через полгода. Его мать была крайне удивлена тем, что на Федю обратила внимание такая красивая, образованная девушка, и сказала, что жениться вперед старшего брата неприлично. Еще она заметила, легко намекнув, что Елена составила бы прекрасную партию Эдуарду, но, к счастью, девушка была честна и прямолинейна. Она сказала, что они с Федей любят друг друга и поженятся, а жить будут в фабричной малосемейке, пока им не дадут квартиру.

Жизнь шла. Перестройка, дефолты, работы не стало. Елена нашла работу бухгалтера, училась на заочном, получая второе высшее на журфаке.

Родился и рос сын. А Федор как будто бы выпал из жизни. Когда закрыли фабрику, он все накопления вложил в кооперативный магазин, но его бизнес рухнул.

И Федя начал приходить домой с запахом алкоголя, потом пьяный, потом был вытрезвитель, потом у подъезда его подбирали жена с сыном и несли домой.

За эти годы многое было. Федор сам пытался бросить пить и кодировался, но все было тщетно.

Елена часто слышала от мужа в пьяном бреду, как он ненавидел свою мать за то, что она убила в нем личность. Он пил и плакал, материл их на чем стоит свет и снова пил.

Елену он также упрекал в ее высшем образовании, что он ей не пара, что зря они поженились. Потом просил прощения у сына за такого отца-неудачника, при этом рыдая не понятно от чего.

Так год за годом мужчина терял облик, жена теряла мужа, а сын —  отца. Сын вырос, женился и уехал от них. Они остались одни. Иногда на день рождения Федора приезжал старший брат. У него все в жизни сложилось. Положение, деньги, бизнес, молодая красавица жена, ребенок. Мать окончательно загнобила Федора. С ним она вообще не общалась и, тем самым, усугубляла его боль.

 

Елена стояла и смотрела на пьяного стареющего человека, который должен был ее любить и беречь, ухаживать и защищать…но все это было мечтой, которой не дано было сбыться. Они давным-давно не жили как муж и жена. Елена его обстирывала, кормила, убирала в его прокуренной и пропахшей

перегаром комнате. Терпела его дебоши с упреками, о которых он никогда не помнил. Если она начинала ему что-то высказывать, он молча уходил в комнату, закрывался и не выходил до того, пока она не уйдет из дома.

Она обеспечивала семью, его пенсия пропивалась.

—  Что же мне с тобой делать, Федя? Как же тебя вернуть к жизни? Хотя бы на старости лет пожил бы как человек… Я и женой-то побыть не успела толком… — размышляла она вслух. — Молитва…

Но вдруг, Кто-то ей сказал: «ВЫГОНИ ЕГО! И РАЗМЕНЯЙ ЖИЛЬЕ! Так и спасешь…»

—  Господи! Да он же без меня пропадет! — вскрикнула Елена, испугавшись Голоса.

«А может, задумается?» — продолжил Голос. «Позвони своей знакомой, спроси, что она думает. Позвони.»

Елена лихорадочно набрала номер телефона своей знакомой, Алле. С Аллой они ходили в одну церковь. Отношения были приятельски-профессиональными, и о личном Алла, практически, знала поверхностно.

— Здравствуйте, Елена Васильевна! Как дела? — спросила Аллочка.

—  Алла, тут такое дело… — и за полчаса разговора Елена рассказала вкратце Алле всю свою жизнь с ее победами и проблемой.

—  Елена Васильевна, милая, гоните его от себя. Пусть живет сам. Если у него все виноваты, а он такой «ДАртаньян», пусть сам и идет к тому, чего хочет.

Пусть погибает в одиночку, без вас. Вы ему так это и скажите! Сделайте так, а потом увидите, что будет.

Поговорив с Аллой, Елена как будто бы прозрела! А ведь и правда, двадцать лет она стирает его одежду, кормит его, платит за жилье, а он, ничего не делая, глумится над ее жизнью. И что самое страшное, стал поднимать руку на нее… и все это допустила она сама!

Ее объял ужас за потерянные годы, сожаление, что она не сделала этого раньше… но лучше поздно, чем никогда!

И вот, в один из дней Елена составила разговор с Федором, пока он был трезвым. Она сказала коротко и просто, что так жить она больше не будет и не желает, она продает квартиру и покупает ему и себе по комнате, и они разъезжаются. И впредь он предоставлен самому себе. Ее в его жизни больше нет!

Утром Елена ушла на работу, потом поехала в церковь. На молитве ее сердце вдруг пришло в такой мир и покой, что захотелось плакать от счастья. Она так давно не испытывала такого прекрасного, легкого чувства свободы…

Придя вечером домой, она заметила, что в зале, где она жила, горел свет, и там находится Федор. О, Боже мой! Он сидел трезвый, побритый, чисто одетый, и на столе стоял чайный сервиз, чай и пряники.

— Лена, добрый вечер… присядь, попей чаю… если хочешь, я ужин разогрею…  Елена была в шоке! Она присела на стул.

—  Лена…, ты меня прости, если сможешь. Но разъезжаться не надо. Ты знаешь, я когда от тебя это услышал, то понял вдруг, что мне пришел конец! Я без тебя — пол-человека… прости меня…

Если хочешь, пойдем в твою церковь, и я буду делать все, что ты мне скажешь… только не уходи и не бросай меня! —  из глаз пожилого мужчины потекли слезы. Спина его заходила от рыданий.

—  Леночка, если ты уйдешь от меня, я погибну! Ты единственный человек, который когда-то поверил в меня и полюбил. Я это не оценил лишь потому, что первая из женщин убила во мне чувство собственного достоинства. Это моя мать. И со временем, я и о тебе стал так думать.  Он прекратил рыдать, когда она, подойдя, обняла его и сказала:  «Если ты вернешься ко мне, я все прощу… уже простила. Я все эти годы любила и верила, ждала и надеялась. Вернись ко мне, а дальше — как Бог даст».

 

Эпилог

 

Теперь вечерами в одном из окон старой «хрущевки» всегда горит свет. На столе стоит чайный сервиз на двоих и пряники. Там всегда кого-то ждут и радуются встрече.

Чашки там, может, и две, но личности три: он, она и БОГ!

 

 

Анна Павлова

Если вам понравилась статья, вы можете добавить её на вашу стену в соц. сеть

v Q t f