Женский клуб

"Мудрая жена устроит дом свой..." Пр 14.1

Я жалею,
что раньше не принимала Его

Опубликован от Светлана Ильина, 3 года назад, 0 Комментариев

Мою жизнь можно разделить на несколько этапов: радостные, не очень радостные и трудные, о которых тяжело вспоминать.

 

Истоки

Начну с того, что мои предки по отцу были высланы из Польши после восстания в 1784 году. В Вологодской области они основали деревню Луньково (по своей фамилии Луньковские). Эта деревня существует до сих пор. Я уже из седьмого поколения  после их переселения. Мой отец был мельник, как и его отец. После смерти моего деда все хозяйство перешло в руки его старшего сына. Братьев и сестер у отца было семь человек. И жили все со своими семьями в отцовском доме как одна семья. Брат стал притеснять моего отца, заставляя работать на всех. После этого папа решил отделиться. Он получил в наследство двухведерный самовар и молодую телочку. Арендовал мельницу, которую сам отремонтировал, и они с мамой зажили счастливо. Но счастье продлилось не долго, т.к. брат поджег мельницу. Сильно он злобствовал на отца за то, что мужики стали проезжать мимо него на нашу мельницу. Папу все любили, потому что он был очень добрым и уважительным к людям. После потери мельницы отец поехал по приглашению сослуживца с Сибирь, где ели белый хлеб, помидоры и арбузы, чего в Вологодской области никогда не было. В 1924 году мама с двумя маленькими детьми поехала в Сибирь «медведей кормить», как говорили ей родственники. И я родилась уже в Красноярском крае Минусинского района в селе Каратузское через год.

 

Начало

Так начался первый и самый счастливый этап жизни нашей семьи. После меня в семье родились еще трое детей, но один братик после меня умер. Мы жили по тем временам очень хорошо, пока не случилась беда. Загорелся наш дом. Все занялись тушением дома. Мне было тогда пять месяцев. Было это зимой, стояли страшные морозы. Мама завернула меня в одеяло и попросила соседскую девочку посмотреть за мной. Когда вынесли, что успели из дома, мама вспомнила про меня, но девочку не нашла. Стала искать меня и увидела на ворохе какой-то одежды совершенно голую. Я уже остыла настолько, что не могла кричать. Это переохлаждение сказалось впоследствии на моем здоровье. Отец продолжал работать на мельнице и часто выговаривал председателю колхоза, что он дает негодное зерно людям за трудодни. Однажды к нам пришла соседка и предупредила отца и мать, что председатель пишет донос, но папа отмахнулся, сказав, что они ничего выдумать на него не смогут. А в феврале 1938 года работники НКВД арестовали в деревне десять человек, в том числе, и моего отца. Мы видели его в последний раз. Ни один из них не вернулся домой.

 

«Враги народа»

Так начался новый этап жизни нашей семьи. Мама однажды увидела отца на прогулке в тюрьме. Он, посмотрев на нее, скрестил руки на груди, показав, что все кончено. Пока было что продать, мы на это жили, но, когда продавать уже было нечего, мама собрала нас — мне 13лет, брату 8 лет и сестре 4 года. Мы не поняли, куда нас повезла мама. Сказала, что поедем в город, а когда дошли до станции, она села на скамейку и горько заплакала. Мы не могли понять, кто ее обидел. Проплакавшись, она сказала, что мы никуда не поедем, а если суждено умереть, то умрем все вместе. Я потом догадалась, что она хотела нас в детдом отвезти, но не отвезла. Я ей благодарна за это. Потом нам пришлось переехать в деревню Рубахино Иркутской области. Приехав туда, мы никому не говорили, что отца арестовали. Сказали, что он умер, но председатель узнал про арест и всегда напоминал маме, что мы семья врага народа. Жили мы очень бедно. Маме приходилось отдавать третью часть зарплаты, покупая облигации, чтобы нас не выгнали из совхоза. Мне с тринадцати лет пришлось помогать маме на ферме. А в четырнадцать лет я поступила в совхоз и начала работать как взрослый работник. Мне не пришлось больше учиться. Мы вдвоем с мамой кормили всю семью. Затем началась война.

 

Война

Это еще один этап уже моей жизни. Всю войну мне пришлось работать на заготовке дров. Летом было еще не так страшно, но зимой трещали страшные морозы. Доходило до 50-и градусов, а одежды и обуви не было. Зимой приходилось ходить в галошах с онучами (портянки). Так прожили мы всю войну. Хотелось только одного — поесть досыта хлеба.

 

Семья

Новый этап жизни начался, когда я, чудом выбравшись из совхоза, приехала в 1949 году в Новосибирск, где живу до сих пор. Через пять лет я вышла замуж, а потом с разницей в шесть лет у нас родилась дочь Таня, а затем сын Андрей. Всего мы прожили с мужем 23 года, потом муж умер. Долгое время я проработала на шоколадной фабрике. Этот этап был спокойным, пока не приключилась со мной беда. У меня случайно обнаружили рак груди, но ничего случайно не бывает.

 

Встреча с Богом

Это начало нового, самого главного и важного этапа моей жизни. Мне пришлось пережить, как и многим женщинам, облучение и операцию. Было страшно и больно. Но в это время моя дочь уже стала ходить в церковь. Она до этого говорила мне про Бога, но я не воспринимала ничего. Я была на фабрике секретарем коммунистической партии. Но все, что со мной случилось, сильно меня потрясло. И в ноябре 1993 году я пришла в церковь, а в январе следующего года получила полное исцеление, за что очень благодарна Господу. Стала ходить на домашнюю группу. На сегодняшний день я прочитала Библию 17 раз. Мне очень нравится размышлять над Божьим словом. Три года назад у меня сильно заболели ноги, оказался артроз. Дочь пригласила братьев из церкви. Пришли такие молоденькие (Женя Мультах и Сергей Брусянин), но, когда стали молиться, меня коснулся Бог. И по сей день, я хожу на своих ногах. Сейчас все мои родные с Господом. Я каждый день молюсь за них и благословляю. Мне всегда хотелось что-нибудь сделать для Бога. Ведь Он столько сделал для меня и моих родных. И я стала вязать в реабилитационные центры покрывала, носки, рукавицы. Я бы делала что-то еще, но не знаю, что. Молюсь за церковь, за Израиль. Я очень люблю Бога и жалею, что раньше не принимала Его.

 

От автора: Я всю жизнь люблю этого удивительно внимательного человека, отзывчивую христианку и замечательную женщину, ее имя Мария Николаевна,  — это моя МАМА!

 

Татьяна Лукьянова

 

Если вам понравилась статья, вы можете добавить её на вашу стену в соц. сеть

v Q t f